Эхинококк легкого — этиология, патогенез, клиническая картина, диагноз, диф диагноз и лечение.

18.05.2015

Exinokokk-legkogo

Эхинококк легкого

известна с глубокой древности. Однако только с прошлого столетия появились сообщения о локализации ее в легких (Cruveilhier, Laennec, Trousseau и др.). Использование рентгенологичес­кого исследования и биологических методов в диагностике болезней легких, как и усовершенствование грудной хирургии, дали возможность полностью и всесторонне изучить эхинококк легкого.
Эхинококк легкого по распространению занимает второе место после эхинококка печени. Но согласно наблюдениям Ионкова, соотношение между эхинококком легкого и эхинококком печени в Болгарии 2,1:2, т. е. частота у них приблизительно одинаковая. Это соотношение, разли­чающееся от данных других авторов, объясняется преимущественно веге­тарианским режимом питания, вследствие чего нагрузка печени у болгар меньше, по сравнению с западными народами. Из всех случаев эхинококка его легочная локализация составляет в среднем 8 до 14% (Г.Р. Рубинштейн, С. И. Спасокукоцкий, А. А. Абражанов и др.). Другие авторы сообщают о большой частоте— 16,9% (П. К. Пипия), 28,0% (А. Н. Львов), 33,22% (Вл. Томов и др.).’ Эхинококк легкого чаще встречается в возрасте от 20 до 40 лет, затем следует детский возраст и взрослые свыше 40 лет. По мнению некоторых авторов (А. Д. Фиков, L. Margio) иногда эхинококк лег­кого встречается чаще в детском возрасте. Значительная эластичность ле­гочной ткани и меньшая склонность к образованию фиброзной капсулы вокруг кисты у детей облегчают его быстрый рост и раннее клиническое проявление у них (F. Deve).

Etiologiya-ehinikokka

Этиология и патогенез

Эхинококк легкого вызывается личинкой или пузырной стадией развития собачьего глиста (Echinococcus granulosus (Batsch). Взрослая форма его живет в кишках собаки, а у человека раз­виваются его личинки. Яйца эхинококка попадают в пищеварительный тракт человека прямым путем от зараженных собак, или посредством заг­рязненных пищи и напитков. Под воздействием желудочного сока они освобождаются от своей оболочки и через систему воротной вены попадают в печень, где задерживаются приблизительно 80% из них. Остальные заро­дыши достигают легких по кровеносным путям. Возможны и другие пути проникновения паразита в легкие — аэрогенный путь, через вены Retzius и нижнюю полую вену, через лимфатическую систему и грудной про­ток. Из попавших в легкие зародышей развиваются эхинококковые кисты, названные первичными. Кроме них имеются и вторичные кисты. Они бы­вают: бронхогенными, когда развиваются из рассеянных по бронхам эхино­кокковых сколексов после прорыва первичной кисты; метастатическими — развивающимися по кровеносным путям, чаще всего после прорыва пече­ночного эхинококка в кровеносную систему или прямо в легкие.

Патологическая анатомия и патологическая физиология

Легочные эхинококковые кисты представляют собой пузыри, полные прозрачной жидкости, содержащей пова­ренную соль и янтарную кислоту; величина их варьирует от 1—2 см до детской головки. Когда ткани вокруг развивающегося пузыря сжимают его равномерно, то он приобре­тает сферическую форму. Если в определенном участке пузырь встречает препятствие, то форма его изменяется и становится яйцевидной, почковидной или даже неправиль­ной. Таким препятствием могут оказаться близко расположенные кровеносные сосуды или разветвления бронхов (Belot). По характеру полости эхинококковые кисты бывают главным образом двух видов: однокамерные — Echinococcus unilocularus s. hydatidosus s. cysticus и многокамерные — Echinococcus miiltilocularis s. alveolaris. В зависи­мости от числа попавших зародышей могут развиться больше чем одна однокамерная киста с локализацией в одном или в обоих легких — Echinococcus unilocularis multi­plex.
Стенка эхинококкового пузыря состоит из двух слоев: внешнего и внутреннего. Внешний слой, названный кутикулярным, бывает различной толщины. У взрослых кист он достигает до 5 мм, и состоит из аморфной хитиновой субстанции в форме па­раллельно идущих пластинок. Кутикулярный слой предохраняет внутренний слой и содержимое эхинококка от вредного воздействия инородных веществ и от проник­новения микроорганизмов. Внутренний слой, называемый зародышевым или гермина­тивным, принимает участие в формировании кутикулярного слоя и в росте эхинококка. Он со своей стороны состоит из двух слоев; внешнего гомогенного, у которого одно­родный вид и который составлен из небольших клеток с неясными очертаниями, и внутреннего, повернутого к содержимому пузыря. Последний состоит из ясно разгра­ниченных больших цилиндрических клеток. Из него вырастают новые пузыри, назван­ные дочерними, сначала прикрепленными к стенке, а затем они отрываются и пла­вают свободно в жидкости пузыря. Число их иногда может быть довольно большим. Из них образуются новые эхинококковые пузыри — внучатые пузыри и т. д. Дочерние пузыри многокамерного эхинококка развиваются вне полости первичной кисты в форме множества маленьких кист вокруг первичной, с образованием грануляционной ткани. Макроскопическое исследование устанавливает альвеолярную структуру пов­режденного участка, представляющую собой преграды из соединительной ткани и по­лости с многослойной хитиновой оболочкой.

Вокруг эхинококковой кисты, представляющей собой инородное тело в организме, образуется твердая оболочка из соединительной ткани, по названию фиброзная кап­сула. Она является результатом механического действия пузыря, околоочагового вос­паления и токсического воздействия продуктов обмена веществ эхинококка. Фиброз­ная капсула составлена из соединительной ткани, в которой находятся также гигант­ские эпителиальные клетки. Она мягкая, слабо развитая и легко поддается окружаю­щим механическим воздействиям. Между ней и кутикулярным слоем сохраняется уз­кая щель, так называемое околопузырчатое пространство (Escudero), через которое происходит обмен жидкостей пузырем и тканью легкого. Пузырь оказывает постоянное давление на близко расположенные к нему бронхи, но проходимость их обычно не на­рушается. Только большие пузыри, расположенные в верхушке легкого или в осно­вании легкого, могут вызвать нарушение проходимости бронха и появление ателектаза (Escudero).
Описанные изменения характерны для закрытых и неинфицированных кист. Однако под влиянием различных травматических причин может наступить прорыв пузыря в бронхи и жидкость может вылиться наружу. Прорыв пузыря может быть вызван силь­ным кашлем или тяжелым физическим напряжением, притом при погибшем паразите. В таких случаях 4aSse всего до прорыва пузырь был инфицирован’, что и привело к гибели паразита (L. Morenas). В других случаях причиной гибели и прорыва пузыря бывает не инфекция, а нарушение нормального обмена жидкостей между пузырем и пространством вокруг него. Прорваться может и совершенно здоровый пузырь, причем паразит рассеивается и дает начало развитию вторичных эхинококковых пузырей.
Когда прорыв наступит в бронх больших размеров, то создаются условия для пол­ного отхаркивания паразита и достаточного дренирования пузыря. В таких случаях нагноение не наступает. Этот способ устранения паразита является естественным вы­здоровлением и наблюдается при небольших, центрально расположенных пузырях. Паренхима легкого вокруг пузыря, сохранив свою эластичность, заполняет простран­ство, появившееся после отхаркивания содержимого пузыря. При пузырях больших размеров и преимущественно периферического расположения полное отхаркивание содер­жимого невозможно. Неизбежно это приводит к нагноению после прорыва. Содержимое полости становится гнойным и в стенке ее наступают воспалительные изменения с раз­витием фиброзной ткани вокруг нее, таким образом, развивается картина хронического легочного абсцесса. В редких случаях содержание пузыря может превратиться в полу­жидкую массу, вследствие коллоидной дегенерации паразита. По определению Escu­dero получаются сухие эхинококковые пузыри. Не всегда за гибелью эхинококка сле­дует его выбрасывание наружу. Содержимое погибшего эхинококка может дегенери­ровать казеозно и затем подвергнуться обызвествлению, а стенка может превратиться в плотную фиброзную ткань, тоже с кальцификацией. Таким образом наступает само­излечение кисты путем обезвествления.

Klinicheskaya-kartina-exinokokka

Клиническая картина

В симптомах различают три стадии (Dieulafoy).
В начальной стадии развитие эхинококка протекает обычно бессимптомно или проявляются незначительные функциональные нару­шения, которые часто проходят незаметно. В других случаях клинические признаки выражены яснее. Вследствие сенсибилизации организма проте­инами паразита наблюдается, хотя и не постоянно, крапивница, которая повторяется часто. Ее можно установить из анамнеза больного, иногда гораздо раньше проявлений со стороны легкого. Кашель является ранним симптомом, но в нем нет ничего характерного для эхинококка. Он очень по­хож на кашель при туберкулезе. Выделяемая мокрота скудная, слизистая, с примесью прожилок крови. Реже наблюдается обильное кровохарканье, которое обычно предшествует прорыву пузыря. При периферическом рас­положении пузыря в грудной клетке появляются боли, острые или напоми­нающие межреберную невралгию. Общее состояние больного чаще всего неизменное или слабо нарушается. Температура бывает нормальной или незначительно повышенной.
Симптомы второй стадии обусловливаются ростом эхинококка. Наблюдается усиление расстройств со стороны органов дыхания. Чаще появляется одышка при физическом напряжении, боли увеличиваются, кашель становится сильнее и упорнее. Вследствие смещения сердца эхи­нококком больные жалуются на сердцебиение.
В третьей стадии преобладают признаки наступившего прорыва или нагноения. Прорыв в бронхи проявляется внезапной одышкой и силь­ным кашлем. Больные полным ртом отхаркивают водянистую, прозрач­ную, иногда кровавую жидкость, в которой можно установить наличие эхинококковых мембран, сколексов и дочерних пузырей. Часто появляется также крапивница. Прорыв в полость плевры приводит внезапно к тяже­лому состоянию , иногда со смертельным исходом. В других случаях раз­вивается картина плеврита или серопневмоторакса. При прорыве в около­сердечную сумку может наступить внезапная смерть от тампонады сердца. Нагноение эхинококковой кисты проявляется тяжелым общим со­стоянием, повышением температуры, значительным недомоганием и т. д. Симптомы напоминают картину острого легочного абсцесса. Мокрота ста­новится гнойной и в ней устанавливаются остатки эхинококкового пу­зыря — крючки, мембраны и др.
Физикальное исследование. В первой стадии развития эхинококка физикальное исследование чаще всего не устанавливает изменений. Если киста расположена в периферических участках легкого, можно установить скудные физикальные данные: слабое притупление перкуторного звука и ослабленное везикулярное дыхание. Во второй стадии находка более раз­нообразна. В зависимости от величины и расположения кисты при осмотре можно установить в соответствующей области грудной клетки выпук­лость— очень характерный, хотя и редкий симптом эхинококка. При ды­хании можно установить, что пораженная сторона слегка отстает. Голо­совое дрожание над кистой ослаблено. Перкуссия показывает слабое или выраженное притупление перкуторного звука. Характерной для эхинокок­ка является округленная форма притупления. Когда эхинококк располо­жен в нижних отделах легкого, то интенсивность притупления усилива­ется к верхушке легкого. При центральном или околокорневом располо­жении кисты перкуссия обычно не устанавливает изменений. Если вокруг эхинококка имеется ателектаз легочной ткани, то можно установить тимпанический оттенок перкуторного звука. При центральном расположении кисты, даже если она большая, дыхание сохраняет везикулярный харак­тер. При периферическом расположении кисты, вследствие смещения тка­ни легкого, аускультация устанавливает ослабление или полное отсутст­вие дыхания. Такие же изменения дыхания наступают и при сопутствую­щем ателектазе. Характерным для эхинококка физикальным признаком является резкое появление везикулярного дыхания на границе притуп­ления, если прослушивать последовательно из области притупления к нормальной легочной ткани.
Изменения в дыхании сопровождаются различно выраженными хри­пами — крепитирующими, мелкими и более крупными. Они образуются в участках ателектаза или появляются вследствие воспалительных процес­сов вокруг эхинококковой кисты. М. С. Астров отмечает, что при аускуль­тации грудной стенки, к которой прилегает большая эхинококковая киста, устанавливается лучшая проводимость тонов сердца. Специфическое зна­чение этого симптома, однако, оспаривается. Он положителен вообще в тех случаях, когда между грудной стенкой и легким окажется более плотная среда, и он не зависит от ее физического характера. При располо­жении эхинококковой кисты в левом легком, Е. К. Ковалев отмечает уста­новление аускультаторного шума, одновременного с деятельностью сердца, который выражен сильнее всего при глубоком вдохе. В фазе выдоха его не слышно — Г. Р. Рубинштейн считает, что этот шум является давно опи­санным сердечно-легочным шумом, который в данном случае появляется в результате сращения стенки эхинококка с околосердечной сумкой. Фи­зикальные данные в третьей стадии находятся в зависимости от осложнений в развитии эхинококка.

Рентгенологическое исследование

. Оно имеет основное значение для диаг­ноза эхинококка легкого. Кисты становятся видимыми рентгенологически, когда достигнут величины в 15—20 мм (С. А. Рейнберг). В зависимости от своего развития они дают округлые однородные тени различных размеров, расположенные среди неизменной ткани легкого. При многоосе­вом просвечивании округлая форма тени эхинококка чаще всего сохраня­ется. Когда рост кисты встречает на своем пути препятствие, форма ста­новится овальной или удлиненной. Однородность тени обусловливается жидким содержимым кисты. Очертания ее гладкие и четкие. Такие гра­ницы свойственны также другим округлым теням при эксцентрическом распространении патологических изменений. Давление легочной ткани вызывает резкие очертания тени. Рентгенологическая плотность тени нахо­дится в зависимости от объема кисты. У кист меньших размеров плотность умеренная и сквозь них видны очертания, как передних, так и задних ребер. При кистах больших размеров проекции ребер видны только в периферии, где плотность тени меньше. В центральной части, вследствие большой рентгенологической плотности, их не видно. Эта особенность является так называемым граничным симптомом, описанным Я. Н. Дилоном. Некоторые авторы оспаривают его диагностическое зна­чение (Lenk).

При рентгеноскопии устанавливаются различные функциональные признаки, которые в большей или меньшей степени имеют значение для постановки диагноза. Таков, например, симптом, описанный одновременно М. Неменовым и Escudero. Он состоит в том, что форма небольших кист эхинококка изменяется под влиянием дыхания: при глубоком вдохе тень немного удлиняется и становится слегка овальной, а при выдохе восста­навливает свою округлую форму. Markios описал полулунное просветление между пузырем эхинококка и окружающей его тканью легкого, при нали­чии которого, во время дыхания, улавливается перемещение тени кисты. Lozzano отмечает характерное для эхинококка перемещение тени вверх и вниз одновременно с дыхательными движениями, подобно „бакену» в море. Необходимо отметить, что при больших кистах, как и при кистах с уплотненными соединительнотканными капсулами, эти функциональ­ные рентгенологические признаки отсутствуют.

По мнению Г. Р. Рубинштейна, характерным для рентгенологической картины эхинококка является отсутствие отводящей дорожки от тени к соответствующему корню. Если при больших кистах, сопровождаемых ателектазом или экссудатом в плевральную полость, рентгенологическое исследование не дает ясного изображения эхинококка, то необходимо про­извести диагностический пневмоторакс. Он содействует в большой степени улучшению рентгенологической видимости кисты. При расположении эхинококка над диафрагмой справа рентгенологическое разграничение его от эхинококка печени трудно. В таких случаях прибегают к диагно­стическому пневмоперитонеуму. Когда после прорыва наступит полное опорожнение кисты, рентгенологически обнаруживается кольцевидная тень. Если часть жидкости останется В полости кисты, то полу­чается гидроаэрическая тень — просветление с горизонтальным уровнем. Очертания кисты становятся неясными, она теряет свою округ­лую форму и даже может стать многоугольной. Прорыв эхинококка в плевральную полость приводит к образованию гидропневмоторакса, который впоследствии переходит в пиопневмоторакс с характерной для этих осложнений рентгенологической картиной.

Лабораторные исследования предлагают ценные данные для поста­новки диагноза. При эхинококке без осложнений РОЭ нормальна. Картина крови у части больных показывает эозинофилию без других изменений. Эозинофилия является результатом реакции костного мозга на проник­шую в кровь эхинококковую жидкость. Чем толще оболочка кисты, тем слабее выражена эозинофилия, которая может вообще отсутствовать. Также отсутствует эозинофилия и при нагноении эхинококка. Число эо­зинофильных клеток обычно достигает до 5—8%, редко доходит до боль­ших величин — 50—60% и более. Эозинофилия повышается при прорыве или пункции эхинококка. Большое значение придают кожной реакции Касони и реакции связывания комплемента Вейнберга. Реакция Касони положительна в 84—92% всех случаев эхинококка (Ас. Фиков). Она может быть отрицательной, когда находящийся в эхинококковой жидкости антиген не проходит через толстую стенку пузыря или образуется в неболь­ших количествах. Реакция Вейнберга положительна в 30—35% всех слу­чаев, а по мнению некоторых авторов — до 90% (Данилек, Фиков). Ее следует проводить раньше реакции Касони, так как последняя может сделать ее положительной и при отсутствии эхинококка. Положительный результат может получиться и при других заболеваниях без эхинококка, что убавляет диагностическую значимость реакции.

Клинические формы. В зависимости от характера клинической картины и течения эхинококк легкого проявляется главным образом в двух клини­ческих формах: закрытый или неосложненный и от­крытый или осложненный эхинококк. В зависимости от ме­сторасположения кисты эти две формы разделяют на периферичес­кие или кортикальные и центральные или гилюсные эхинококко­вые кисты (L. Morenas). Периферические кисты показывают более ясно выраженные симптомы и большую склонность к нагноению. Центральные кисты протекают долгое время без симптомов и часто они полностью от­харкиваются. Кроме того различают кисты верхушки легкого и основания, которые, однако, не отличаются обособленной клинической характеристикой. В зависимости от величины и числа кист их разделяют еще на большие одиночные кисты и на множественные небольшие кисты. Множественные могут быть первичными метастатическими расположенными в одном или обоих легких. Осложненный эхинококк по­казывает картину прорыва в бронхи или в другие органы грудной клетки, с нагноением и появлением пневмонических и гангренозных процессов, плеврального эмпиема или пиопневмоторакса и т. п.

Диагноз

Диагноз эхинококка легкого не всегда легко поставить. Он определяется на основании полного исследования больного. Из анамнеза важно установить существование контакта больного с собаками и является ли он жителем района, где эхинококк появляется часто. В первой стадии эхинококка для постановки диагноза указанием служит наличие крапив­ницы из данных анамнеза. Во многих случаях, однако, эта стадия эхино­кокка протекает неуловимо и его устанавливают случайно. В дальнейших стадиях для диагноза имеют значение кашель, острые боли в грудной клетке, кровохаркание, характерное притупление, быстрый переход от ослабленного к нормальному везикулярному дыханию на границе притуп­ления, эозинофилия, положительные внутрикожная реакция Касони и реакция связывания комплемента Вейнберга, характерная картина при рентгенологическом исследовании и т. д.

 

Дифференциальный диагноз

По клинической картине и в особенности по рентгенологическому изображению легочный эхинококк напоминает ряд заболеваний легких, от которых его следует дифференцировать.

Из туберкулезных заболеваний легких входят в соображение круг­лый инфильтрат и туберкулом а. При них сильнее выра­жены общие функциональные расстройства организма, в то время как при эхинококке больше выражены расстройства со стороны дыхательной си­стемы. В физикальной находке не устанавливается существенных разли­чий. Различия имеются главным образом в рентгенологической картине и в лабораторных данных. Круглый инфильтрат и туберкулома расположены чаще в верхних участках легкого, в то время как эхинококк — чаще в нижних. Тени круглого инфильтрата и туберкуломы имеют величину в 3—4 см; туберкулома редко достигает 8—10 см; тени эхинококка бывают различной величины — от едва заметных до размеров детской головки. Тень туберкуломы не всегда однородна. Вокруг нее, как и при круглом ин­фильтрате, часто обнаруживаются в паренхиме легкого различно выра­женные пятнистые и линейные тени, остатки предшествующего туберку­лезного процесса. При эхинококке таких теней не наблюдается. Для ту­беркулеза характерна ускоренная РОЭ, также лейкоцитоз со сдвигом в лево, положительные туберкулиновые пробы, а для эхинококка — эози­нофилия, положительные пробы Касони и Вейнберга. Когда наступит прорыв эхинококка, его нужно дифференцировать от фазы распада круг­лого инфильтрата и туберкуломы. Прорыв эхинококка характеризуется отхаркиванием прозрачной жидкости. Рентгенологически устанавливается гидроаэрическая тень со значительным уровнем жидкости, в то время как при круглом инфильтрате распад меньше размером и расположен более центрально, а при туберкуломе — он расположен в периферии и чаще всего имеет серповидную форму. При туберкуломе и круглом инфильт­рате в мокроте выявляются микобактерии туберкулеза, а при эхино­кокке — мембраны, сколексы и крючки отхарканного паразита.

Иногда пневмонии — острые, хронические и атипические — дают при рентгенологическом исследовании круглую тень и требуют дифферен­циального диагноза с эхинококковой кистой. Однако симптоматология пневмоний более ясно выражена и чаще устанавливаются патологические физикальные данные, чем при эхинококке. Круглая тень пневмонии не всегда однородна, у нее ясные, но не резкие очертания от окружающего паренхима. Здесь имеют значение лабораторные исследования — положи­тельные пробы Касони и Вейнберга и эозинофилия при эхинококке.

Абсцедирующую пневмонию — также можно спутать с неосложненным эхинококком. Однако ее клиническая картина значи­тельно более ясно выражена: острое начало, высокая температура, острые боли в грудной клетке, более сильный кашель с выделением гнойной мок­роты и т. д. Здесь устанавливаются более отчетливые физикальные дан­ные: притупление перкуторного звука, бронхиальное дыхание, обильные хрипы и т. д. Рентгенологическая тень не так однородна, как при эхино­кокке. Пневмония протекает с сильно выраженным лейкоцитозом и сдви­гом влево, с ускоренной РОЭ и т. п. При прорыве абсцесса проводят диф­ференциальный диагноз с прорывом эхинококка. При абсцессе больной отхаркивает большое количество гнойной мокроты с неприятным запахом, а при эхинококке — прозрачную водянистую жидкость. Ретнгенологически — абсцесс дает гидро-аэрическую тень со значительным воспалитель­ным валом вокруг нее, с переливающимися очертаниями. Гидроаэрическая тень эхинококка резко отграничена от окружающей паренхимы.

Труден дифференциальный диагноз с неосложненным эхинококком и доброкачественными опухолями легкого — невриномой, ганглионевриномой, хондромой, остеомой, фибромой и т. д. Они протекают чаще бес­симптомно, в то время как при эхинококке возможны некоторые симптомы. В физикальной находке и в рентгенологической картине не имеется существенных различий. Для дифференциального диагноза имеют значение лабораторные исследования. Доброкачественные опухоли не дают патоло­гических отклонений, в то время как при эхинококке устанавливается эозинофилия, положительные реакции Вейнберга и Касони.

Периферический рак и метастатические единичные узлы в легких — при гипернефроме, хорионэпителиоме, саркоме и др. — в на­чале своего развития могут протекать с бедной симптоматологией и слабо выраженными физикальными данными, чем они и похожи на эхинококко­вую кисту. Разграничение между ними проводят на основании рентгеноло­гического изображения и лабораторных исследований. Рентгенологически они дают круглые тени с большей плотностью, с четкими, но не совсем гладкими очертаниями, иногда до некоторой степени лобулированные. Лабораторные данные при злокачественных опухолях часто показывают ускоренную РОЭ и нормальную картину крови, в то время как при эхино­кокке РОЭ нормальна и устанавливаются положительные пробы Касони и Вейнберга, а также эозинофилия.

Семинома легкого может в большой степени напоминать рентгено­логическую картину множественного эхинококка. Она встречается чаще всего в юношеском возрасте и характеризуется прогрессирующим разви­тием. При подробном исследовании больного устанавливается первичная опухоль в яичках.

Саркома легких также приходит в соображение при дифференци­альном диагнозе неосложненного эхинококка. Это очень редкое заболе­вание и протекает с выраженной одышкой, острыми болями в соответству­ющей половине грудной клетки, кашлем, скудной мокротой, иногда с примесью крови, высокой температурой. При физикальном исследовании устанавливается притупление перкуторного звука и ослабленное вези­кулярное дыхание. Саркома рентгенологически дает круглую тень со значительной плотностью и четкими очертаниями. Наблюдаются приз­наки сдавления от растущей опухоли — стенозы, ателектазы. Существует несоответствие между ускоренной РОЭ и нормальной картиной крови. Важным признаком дифференциального диагноза саркомы является ее быстрое рассасывание под действием рентгеновых лучей, в то время как на эхинококк они не оказывают влияния.

Дифференциальный диагноз неосложненного эхинококка с запол­ненными кистами легкого труден, вследствие значительного сходства в симптоматологии, физикальной находке и рентгенологической картине. Различают их главным образом на основании рентгенологической картины. На основании перечисленных выше функциональных признаков, которые устанавливаются рентгенологически, и на основании лаборатор­ных данных.

Дермоидные кисты отличаются от неосложненных эхинококко­вых кист своим бессимптомным течением, загрудинной локализацией и неоднородной рентгеновской тенью, обусловленной остатками зубов или других морфологических элементов дермоидной кисты.

Хотя и редко, но приходится иногда дифференцировать обызвествлен­ные кисты эхинококка и другие обызвествленные участки легкого, как лимфатические узлы, кальцификаты плевры, остеому и др. Для обызвествленной кисты эхинококка характерно ее расположение в паренхиме легкого. Кальцинированные лимфатические узлы обнаружи­ваются в области средостения и корней. Эхинококк сохраняет круглую форму кисты, в то время как лимфатические узлы имеют неправильную форму. Число отдельных обызвествлений в эхинококковой кисте велико, расположены они густо одно к другому, в лимфатических узлах и в остео­мах их число меньше и расположены они одиночно. Кальцификаты плевры располагаются периферически и не имеют округлой формы обызвествлен­ных кист эхинококка.

В тех случаях, когда дифференциальный диагноз эхинококка легкого затрудняется, необходимо произвести пробную торакотомию для выяс­нения диагноза и для возможного радикального лечения.

Прогноз. Эхинококк легкого серьезное заболевание, которое при проры­ве большой кисты в бронхи, может привести к асфиксии и смерти больного. В других случаях наступает нагноение прорвавшихся кист и развивается картина легочного абсцесса. При благоприятном дренаже все содержимое вместе с мембранами может быть выброшено, и так наступает самоизле­чение. Очень редко может наступить выздоровление и в том случае, когда паразит погибает и дело не доходит до прорыва, а киста подвергается обыз­вествлению.

exinokokk-lechenie

Лечение

Эхинококк лечат хирургическим путем. Совершенно ошибочно и неосновательно при показаниях для этого лечения выжидать, рассчитывая на самоизлечение с последующим выбрасыванием паразита.

Прорывы приводят чаще к нагноению, чем оперативное удаление эхинококка при современной хирургической технике. Консервативное лечение применяют только в случаях, неподходящих для операции — при множественных кистах, при двустороннем расположении и т. Д. Применяют физиотерапию, радиотерапию, диатермию с целью асептического уничтожения эхинококка. Этот вид лечения дает, однако, сомнительные и ненадежные результаты.

Профилактика. Для предохранения от эхинококка легкого необходимо прежде всего создание гигиенических привычек у населения. Особое вни­мание необходимо обращать на предотвращение заболеваний среди собак в животноводческих районах.

Трудовая экспертиза. Больные неосложненным эхинококком при отсут­ствии функциональных расстройств со стороны дыхательной системы мо­гут работать в облегченных условиях труда, не связанных с тяжелым физическим напряжением. Больных с уменьшенной трудоспособностью необходимо устраивать на легкую работу или переводить на пенсию.

Комментировать

Поиск
Поделиться
Материал на сайте
Опубликованный материал на сайте является исключительно ознакомительным. Перед применением методов лечения проконсультируйтесь у врача. Есть противопоказания.
Карта сайта